13:41 

наброски.

Haime
nemo me impune lacessit
немного текстовых зарисовок)

Жиль ждал его.
Этого человека, который сейчас зашел в его кофейню медленным шагом, двигаясь точно к месту возле окна. Почти традиция, приходить сюда каждый год, садиться да этот маленький столик с видом на шумную улицу и делать заказ, один и тот же, вот уже на протяжении десяти лет...
- Снова крепкий кофе, Синий? - глупо спрашивать, когда и так знаешь ответ, но всё же где-то в глубине души есть надежда, что когда-нибудь этот ритуал будет прерван и молчаливый посетитель сможет освободиться от демонов прошлого.
- Да, Жиль, - пара слов, тихий уставший голос и взгляд в никуда, направленный глубже, чем просто на оживленную улицу. Таков весь Синий, уже давно привыкший вести развернутые диалоги только с самим собой.
Хозяину кофейни ничего не остается, как выполнить заказ и подать посетителю лично маленькую чашку.
Мужчина пьет медленно, задумчиво и с каждым глотком приходят воспоминания и мечты, которые уже никогда не осуществятся. Синий спокойно допивает кофе, оставляет деньги на столе и так же медленно, как и пришел, уходит. Жиль молчит, провожая его грустным взглядом, потому что знает причину такого ритуала. Впрочем, если бы и не знал, то ничего бы всё равно не сказал, ибо стоило только заглянуть в глаза Мастера и всё становилось как-то само собой понятным.
И этот ежегодно повторяющийся момент, и этот кофе с четырьмя ложками молотых зерен (с годами всё сложнее чувствовать вкус напитка, особенно, когда большая половина тела твоего заменена железом), и это молчание.
Десять лет назад Синий Мастер потерял всё, что у него было и до сих пор не может это пережить. И Механик понимает, что собирать и ремонтировать детали или даже целые миры намного проще, чем отремонтировать себя, свои воспоминания и чувства.


За окном башни идет дождь, капли бьются об стекло, создавая определенный ритм, почти музыку...
Зеленый не любит дождь. Особенно ночью. Особенно в чужом мире. Здесь всё так непривычно, непонятно, да и шестеренки совсем другие, крохотные, с большим количеством зубьев, совсем ещё новые. И такие ломкие, как оказалось на деле. Вторые сутки уже мучаются над ними, а они всё ломаются да ломаются, надоели уже... Или не надоели? Зеленый любит их слишком сильно, как не должен любить ни один Мастер, вообще никто. Он чинит их с удовольствием, ему нравится ощущать легкое покалывание энергии на пальцах, знать что вот это крохотная штучка, если её не подчинить, может повлечь за собой беды, катастрофы.
И даже ритм дождя напоминает ему о звуках механизмов вселенной. Он видит шестерни во всем и порой его это пугает...
Зеленый почти не помнит, как последний раз спал нормально и вообще был нормальным. Слишком много времени прошло и сейчас казалось, как будто всё то было не с ним, а с кем-нибудь другим, в другой параллели...
Иногда ночью он видел сны о себе обычном, о робком и застенчивом рыжем пареньке - гении, которого пару сотен лет назад отец взял с собой на войну, на которой они оба погибли.
Да-да, Зеленый тоже погиб тогда вместе со всеми, кто попал в Черную дыру и знал, что это не он вернулся через пятьдесят лет обратно в этот мир, а кто-то другой, обновленный... безумно влюбленный в механизмы вселенной...
И сейчас ему страшно от этих мыслей и его персональная Черная дыра вновь раскрывается цветком в душе.
Он заворачивается в одеяло, совсем по-детски, держа под рукой старую потрепанную игрушку и куда-то идет. Ноги сами ведут его и, ничего не говоря, он проходит в помещение и ложится на кровать. Рядом беспокойно ворочается и сама хозяйка комнаты, но почувствовав тепло рядом, открывает глаза и смотрит на Зеленого через темноту, на силуэт гостя, который вырисовывается светом трех лун.
- Зеленый... Ты чего здесь...
- Ты против?
- Нет, спи, - немного резко произносит первое слово, но потом успокаивается, закрывает глаза и вновь возвращается ко снам.
Красный Мастер привыкла. В дождливые ночи ей, как и Зеленому, приходят в голову воспоминания и мысли, с которыми проще бороться, когда ты не один. Когда рядом лежит кто-то и звук его размеренного дыхания, разрушающего гнетущую тишину, действует на тебя как успокоительное, помогая отвести воспоминания и погрузиться в сон.
Какими бы не были разными оба Мастера, но в такие ночи они боятся одного и это совсем не звук дождя...

Странно, прошло так много времени, а она до сих пор помнит его прикосновения, его голос, его запах, как он улыбался и смеялся, и морщинки между бровями, когда Корунд хмурился или задумывался. Тогда его лицо приобретало внимательное выражение и мало что могло отвлечь мужчину от мысли, дела...
С виду он всегда казался предельно серьезен, холоден, но только с виду. Агата знала, насколько Кор мог быть нежен, как ласково его руки могли гладить её тело, а губы целовать.
Он всегда дарил ей её любимые ярко-алые розы, такого особого сорта, который научились выращивать в одном из миров, и цветы могли стоять целый месяц и не вянуть совсем. Теперь возле её кровати, всегда стоит в вазе одна роза. Зачем? Она и сама не знает, просто...так надо. Хотя для Агаты все цветы теперь просто растения, не более. Зачем они ей без Кора?
Боги, как бы хотелось вернуть всё, не отпускать мужа на эту проклятую войну десять лет назад и самой не идти туда. Тогда бы всё было по-другому, сейчас они жили бы вместе, наверное, растили детей...
Женщина до боли прикусила губу. Нельзя плакать, нельзя... Агате хотелось бы иметь ребенка, чтобы в нем текла кровь её единственного любимого мужчины, но судьба распорядилась жесткого и теперь у неё нет ни любимого мужчины, ни возможности родить детей вообще. От этих мыслей ей становится плохо, хуже чем обычно... Как же подло, со стороны жизни, вспоминать о плохом ночью! Это совсем нечестно... В ночи нет ничего, есть только ты и твои мысли и это борьба продолжается каждый раз, как только комната погружается во мрак, пока в конце концов когда нибудь ты не сойдешь с ума или отступят твои мысли.
Десять лет назад, Агата была слишком близка к первому варианту исхода, сейчас она научилась держаться, стала сильнее.
Как там говорил Зелёный? Чтобы уснуть, нужно посчитать барашков? Женщина тихо вздохнула, прикрыв глаза и начав считать, но вместо барашков в её мыслях были только красные розы...

имена Мастеров:

Фиолетовый Мастер - Александр Кварц
Красный Мастер - Агата
Синиий Мастер - Азурит Вообще, полным именем его мало кто зовет, обычно сокращают до Азур
Зеленый Мастер - Авантюрин нежно называемый мной просто Ванюшей
Оранжевый Мастер - Цитрин сокращено будет Цитра, но Ванюша любит её дразнить и называть Цици XDDD
Желтый Мастер - Гелиодор вообще, Гелиор (опять же, сокращенно) эдакий типичный англичанин, такой вот весь из себя джентельмен, холоден и чопорен. Напарник Цитры

@темы: Тексты, жанр: альтернативная история, жанр: стимпанк, жанр: фэнтези

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Original Characters

главная